Сегодня, беседуя с психологом Службы социальной помощи 911 Ольгой Анатольевной Быковой, мы бы хотели поговорить о том, как проявляются симптомы созависимого поведения у родственников, чьи родные проходят реабилитацию от наркотической и алкогольной зависимости.

Ольга Анатольевна, расскажите, пожалуйста, вследствие чего возникают симптомы созависимого поведения и на какие основные симптомы нужно обратить особое внимание?

- Симптомы созависимого поведения сформировались по мере длительного употребления вашими близкими психоактивных веществ. Сегодня я расскажу, как эти симптомы проявляются, когда ребята проходят реабилитацию и родственники не имеют возможности часто контактировать с ребятами. Сначала назовем эти симптомы:

  1. Контролирующее поведение. Это самый основной симптом, который сразу отличает созависимого человека.
  2. Эмоциональная привязанность, или эмоциональная зависимость. Это когда созависимый человек реагирует на чувства своего близкого и начинает чувствовать то же самое. Если его дочь или сын обижены, то у родителей возникает желание защитить его, они впадают в беспокойство, в тревогу. То есть зависимый человек в радости, и родители в радости, зависимый в печали и родные начинают чувствовать печаль.
  3. Есть еще такой симптом, как гиперопека. Родственниками это воспринимается, как оказание помощи. Но на самом деле получается так, что родственники просто опекают своего близкого чересчур.
  4. И следующий симптом, это когда родственники берут ответственность за жизнь зависимого. За его здоровье, за его настроение и чувства на себя.

Теперь давайте рассмотрим, как эти симптомы проявляются, когда человек уже находится на лечении от наркомании и алкоголизма, и у него все в порядке. И родственники понимают, что ребенок в безопасности, он точно не употребляет наркотики, он точно накормлен, он точно в безопасности, и с ним точно занимается психолог. Казалось бы, самое время заняться собственной жизнью, своими какими-то задачами, своими какими-то радостями.

Как проявляется контролирующее поведение? Некоторые родственники так и заявляют открыто – мне нужно контролировать процесс реабилитации. То есть, как только они перестают это делать, у них возникает огромное чувство тревоги. «А что с моим близким? А вдруг к нему там плохо относятся? А вдруг на него никто не обращает внимания. А вдруг он сидит в печали и ему никто не помогает?»

И этих «А вдруг?» очень много. И для того, чтобы снять свое чувство тревоги, созависимый начинает вникать в процесс реабилитации, задавать вопросы, звонить и спрашивать: «А что он делает? А как он себя чувствует?». Часто близкие и родственники начинают советовать лечебной команде о том, как нужно лечить своего зависимого родственника. И тут встает сразу вопрос: «Если вы знаете, как его лечить, то почему вы сами его не вылечили? Ведь что-то послужило тому, что вы его отдали в реабилитацию? Наверное, это то, что вы сами не справлялись с ситуацией, вы сами уже зашли в тупик». Поработайте, пожалуйста, со своим чувством тревоги другими способами, не через контроль. Поверьте, пожалуйста, что лечебная команда имеет все необходимые знания, опыт и навыки в работе с зависимыми людьми.

Возьмем другой момент. Эмоциональная привязанность. Созависимый человек привык опираться на чувства своего близкого зависимого, и когда вдруг зависимый человек уезжает в реабилитационный центр, созависимому сложно в этот момент понять, а как он себя должен чувствовать. Ему говорят со стороны: займитесь собой, научитесь радоваться. А у него появляется мысль, а как я могу радоваться, если моему близкому плохо сейчас, он же на лечении находится, он же там страдает. Я не имею права радоваться!

Если вдруг лечебная команда сообщает родным, что с человеком все хорошо, у него хорошее настроение, что он очень рад тому, что находится в безопасном месте - в реабилитационном центре. Тогда у созависимых близких наступает чувство облегчения. Они думают, что раз у него там все хорошо, то и мы можем себе позволить радоваться. Через некоторое время наступает чувство опустошения, а как же там он и как он себя чувствует. И предположим, лечебная команда рассказывает какую-то ситуацию и говорит: « А вы знаете, ваш сын или муж, он обиделся. И родственники начинают эмоционально подкрепляться к этой обиде. Получается, что созависимый человек начинает отключаться от собственной жизни и уходит в процесс, в котором он даже не находится.

Мы в этот момент всегда напоминаем, дорогие родители, жены и мужья, вспомните, что ребята – живые люди, они имеют право обижаться в любой момент, огорчаться по какому-либо поводу. Они имеют на это право. Это не значит, что в этот момент им плохо. Это не значит, что с ними случится что-то страшное. Ведь ребята в реабилитации учатся справляться со своими чувствами, и жить дальше.

А как проявляется гиперопека родных, когда ребята находятся на реабилитации?

- Гиперопека - еще один симптом созависимого поведения родных. И вот, что интересно! Ребята, зная, что родственники очень щепетильно относятся к ним и к их желаниям, и даже можно сказать - к раздутым потребностям, они начинают выражать такие запросы: «Мам, мне вот эти носки не нужны, мне нужны другие носки. Мне такая тетрадка не нравится, мне нужна другая тетрадка». И родственники с большим удовольствием бегают и ищут другие носки и другие тетрадки, и нужные футболки определенной фирмы.

Или родителя говорят следующее: «Ой, вы знаете, если я ему не куплю ту футболку, какую он попросил, то он же обидится. Вы уж, пожалуйста, объясните ему, что я сейчас не могу это купить». То есть родственники себя чувствуют виноватыми, если вдруг они по какой-то причине не могут реализовать желание своего близкого зависимого. Вот это как раз и проявление той самой гиперопеки.

Уважаемые родители и родственники реабилитантов! Но кто вам сказал, что вы должны это делать? Вспомните, что это взрослые люди. Они в процессе реабилитации вполне могут обходиться тем, что у них есть, то есть самым необходимым, что есть у них в центре. Им же не надо выходить на светские рауты, они занимаются выздоровлением.

Но родственникам эти запросы не кажутся абсурдом, а кажутся нормой.

И они считают, что должны это делать, чтобы их зависимый родственник был в хорошем настроении, они обязаны удовлетворить его надуманную потребность.

Пожалуйста, учитесь отделять реальные потребности от обычных капризов. Это очень важно и потом поможет уже после реабилитации в непосредственном общении расставлять границы. И помните, пожалуйста, что процесс выздоровления зависит от самого выздоравливающего на 50%. От вас же требуется научиться расставлять границы, научиться снимать с себя ненужную ответственность, научиться позволять ему чувствовать то, что он чувствует. И не брать ответственность за его чувства на себя.

И это будет гораздо полезнее, чем контроль, гиперопека, эмоциональное присоединение.

Но некоторые родственники, возможно, уже разучились жить своей собственной жизнью?

- Совершенно верно! Проблема заключается еще и в том, что созависимые родственники за длительное время употребления, а это несколько лет, действительно разучились жить свое жизнью и своими потребностями. Они погружаются в проблему употребления родных и контроль. Просто многие забывают, что они могут спокойно планировать свой день так, как им надо, потому что они привыкли планировать свой день в зависимости от поведения своего зависимого родственника.

Необходимо заново учиться планировать свой день и задавать себе вопросы, что я могу сегодня сделать полезного для себя, как я могу сегодня позаботиться о себе. Вспомнить о своих желаниях, которые может быть возникли когда-то давно. Ну, например, заняться спортом, или походить на какие-то кружки рукоделия. Ведь как раз сейчас у вас есть возможность это реализовать или хотя бы попытаться. Подумайте, что вам лично приносит хорошее настроение и возможно, за то время, пока ваш близкий находится на реабилитации, вы привыкните планировать свой день, так, чтобы он был для вас приятен и полезен. Это очень важно, дорогие родители и родственники!

С психологом Службы Социальной помощи 911 Ольгой Анатольевной Быковой беседовала журналист Анжела Грушецкая