Традиционно у нас в гостях психолог «Службы Социальной помощи 911» Ольга Анатольевна Быкова. На этот раз мы поговорим о патологическом чувстве вины.

Ольга Анатольевна Быкова, клинический психолог:

«Сегодня мы поговорим о чувстве вины, но не просто о чувстве вины, а о том, как вина выглядит в семьях, где есть употребляющий человек. Вообще, чувство вины позволяет человеку увидеть свои промахи, свое неправильное поведение и вернуться в нормальное русло, к нормальному поведению, осознать свои ошибки и сделать так, как было нужно, то есть правильно сделать. Такое чувство вины - рациональное и позитивное.

Не всегда человеку приятно осознавать, что он сделал какую-либо ошибку, не всегда приятно осознавать, что «я не прав», и зачастую люди вместо того, чтобы исправлять свои ошибки, начинают защищаться от этого чувства вины и самое распространенное мнение «я не виноват, он сам меня спровоцировал, и я поэтому так сделал».

Кроме того, чувство вины может быть патологическим. Оно неправильное, оно не способствует возврату человека к нормальным действиям. Зачастую патологическое чувство вины формируется в семье, когда ребенок еще маленький, и мы как раз сегодня поговорим о том, как может формироваться патологическое чувство вины. И потом посмотрим, как патологическое чувство вины проявляется в семье, когда уже есть взрослый зависимый человек.

И так, какие родительские послания могут формировать патологическое чувство вины:

  1. В каждом происшествии кто-нибудь виноват.

То есть все, что случается плохое, должно иметь свое объяснение и за этим должен кто-то стоять, обязательно кто-то, кого нужно наказать, обвинить и с кого нужно спросить, при чем, иной раз это происходит на бытовом уровне. Например, кто-то забыл выключить свет в туалете или в ванной комнате. И начинается целое разбирательство. «Кто последний ходил? Ага, ты последний ходил, да сколько можно?!» То есть, из-за какого-то бытового пустяка вырастает целый скандал. На ровном месте, с взаимными обвинениями. Ситуация, когда виновного определить сложно, вызывает дисбаланс, каждый член семьи начинает чувствовать себя виноватым, боятся, что «меня сейчас могут обвинить». В любом каком-то незначительном происшествии.

  1. Фокус на сохранение личного контроля.

То есть в семье есть запрет на выражение (условно) негативных чувств - на выражение злости, на выражение недовольства, обиды. Как только человек начинает выражать свое недовольство посредством повышения голоса или какого-то поведения, он за это скорее всего будет наказан. Ребенку скорей всего скажут: «Да как ты смеешь? Не смей кричать, ты не прав!». То есть ни в коем случае в семье нельзя показывать своего недовольства, своей обиды, своей злости, это не принято. И человек впоследствии, когда вырастает, чувствует себя виноватым, даже когда у него возникают такие чувства как обида, злость, недовольство.

  1. Наказание за то, что думаешь о проступке.

Примерно это звучит так: «Я знаю точно, о чем ты думаешь, и прекрати так думать немедленно!» То есть ребенок еще даже не успел ничего сделать плохого, но родители почему-то предполагают, что ребенок задумал что-то плохое, и начинают просто его наказывать за то, что у него, к примеру, «хитренькие глазки» и родителям кажется, что он что-то замышляет. Ему говорят: «Прекрати, сейчас там нашкодишь». Ребенку, конечно, сложно разобраться, как думать можно, как думать нельзя, и формируется патологическое чувство вины «А вдруг я сейчас сделаю что-то неправильно, а вдруг я сейчас думаю как-то неправильно. То есть, в этот момент формируется патологическое чувство вины, которое никак человека не может возвратить к правильному поведению, потому что в принципе у ребенка не сформировано - что правильно, а что не правильно.

  1. Многие родители думают, что их наказание всегда обосновано, просто по факту того, что они родители.

То есть, родительский авторитет дает право наказывать ребенка всегда и везде. Мало того наказывать, но и угрожать наказанием. Распространено, к примеру, такое: «Сейчас мы домой придём, ты у меня получишь!», «Сейчас мы домой придём, ты у меня в углу будешь стоять!». При том ребенок пока доходит до дома, он вообще забывает за что его хотели наказать, но родители всегда все помнят и угрожают наказанием. Если ребенок растет в зависимой семье, то понятно, что родительские претензии они не всегда бывают адекватными, и поэтому ребенка зачастую наказываю за какой-то даже малейший проступок, который показался родителям неправильным.

  1. Ожидание морального проступка.

Здесь, в таких семьях демонстрируется смесь строгих моральных принципов с одной стороны, и с другой стороны всегда есть ожидание, что эти принципы будут нарушаться. Например, девочке подростку говорят: « Смотри мне, с мальчиками поосторожней, а то еще и забеременеешь», и девочка-то вроде и не собирается ничего такого делать, но родители все время ожидают, что она непременно нарушит этот наказ родительский. Они начинают ее контролировать, расспрашивать, где она была, с кем она была. И девочка, ничего абсолютно не делая неправильного, чувствует себя виноватой не понятно за что. Или, например, когда молодому человеку могут говорить: «Смотри мне, не начни курить». У молодого человека даже и мысли нет такой, но родители все время ожидают, что именно он и начнет курить. Это приводит к большому чувству вины в дальнейшем, потому что в социуме правил очень много, и у таких людей сформировано чувство вины – « а вдруг я эти правила могу нарушить». Потому что родители поселили такие переживания в ребенка, что « ты можешь нарушить эти правила, и будешь виноватым». Такие люди, ничего не сделав, уже боятся быть виноватыми.

  1. Праведный гнев.

Когда кто-то что-то делает неправильно, это обвинение звучит сильно, строго, спрос очень большой за любой проступок. То есть, в семье все друг друга начинают обвинять на повышенных тонах, это выливается в гнев, в ярость за незначительные какие-то проступки, и у ребенка складывается впечатление, что рассердить маму или папу, это уже плохо. Когда мама и папа сердятся, то это уже плохо, уже нужно чувствовать себя виноватым. Такие дети потом вырастают и им очень страшно, когда начальник вдруг повышает голос, и они чувствуют себя виноватыми, будто они рассердили начальника. И если, вступая в брак, им страшно, когда супруг или супруга выражают свое недовольство, они сразу чувствуют себя виноватыми, потому что им кажется, что это они, именно они вызвали это недовольство.

  1. Обвинение без объяснений.

Очень распространённое послание в родительской семье. «Ты будешь наказан», не объясняя за что: «Сам догадайся, за что ты будешь наказан, а если ты не понимаешь, то еще будешь наказан вдвойне, за то, что еще не осознаешь свой проступок». Здесь, конечно, очень сложно отделить и понять ребенку. Дети могут додумывать, за что их можно наказать. Как правило, они находят причину какую-то не ту, которая была на самом деле. Во взрослой жизни это очень часто проявляется в отношениях между женщиной и мужчиной, когда «Я обижаюсь, ты попробуй, догадайся, за что я обижаюсь. Ах, ты не догадываешься, за что я обиделась, я обижусь еще больше, и до тех пор, пока ты не догадаешься, не будет у нас никаких взаимоотношений дальше. Такая своего рода манипуляция так же приводит к патологическому чувству вины.

  1. Отказ забыть или простить.

Даже когда человек проходит реабилитацию, родственники с какой-то периодичностью напоминают, как себя вел человек в употреблении, какое он им горе нанес, каким он был нехорошим человеком. Не смотря на то, что уже и прощение он попросил, и вроде как ущерб исправлен, и уже в жизни все нормально, но тем не менее, родители или близкие попрекают до сих пор. Это тоже такая манипуляция, возврат к чувству вины, мысленный возврат к каким-то проступкам, кроме того, это лишает человека возможности вообще как-то исправиться. Получается, что бы он ни делал, он никак не может исправить положение, на него все равно злятся, обижаются, и никак не прощают.

  1. Ответственность за моральное поведение или аморальное поведение.

Неправильно распределена ответственность между членами семьи. Каждый несет ответственность за каждого. То есть, если зависимый человек ведет себя как-то неподобающим образом, то вся семья чувствует себя виноватой в том, что этот человек так себя ведет. Вся семья стремится исправить ущерб, нанесенный зависимым человеком. Мало того, если в семье есть маленькие дети, то и маленькие дети тоже подключаются к этому чувству вины. Им кажется, что папа пьет потому, что они как-то так себя повели и папа выпил. Что мама с папой ругаются, потому что это они как-то так их спровоцировали. То есть это чувство вины, эта неразделенная ответственность как раз приводит к тотальному чувству вины, даже если там и близко не было никакого участия в ситуации.

Если сделать вывод, то можно выделить основные темы, которые свойственны зависимой семье.

  1. Это - коллективная ответственность за всех. То есть, выздоравливающей семье необходимо научиться различать, где моя ответственность, а где ответственность другого человека, за что я действительно отвечаю, и где я могу действительно что-то изменить. Например, вряд ли родственники могут захотеть выздоравливать за зависимого человека, то есть они сами хотят, чтобы он выздоровел, но вряд ли они могут его заставить захотеть выздоравливать, то есть это ответственность самого выздоравливающего, самого зависимого.
  2. Когда кто-нибудь нарушает правило о покровительстве употребляющего. В семье все помогают употребляющему человеку избавиться от последствий, скрыть его употребление от соседей, от коллег по работе и так далее, если вдруг кто-то в семье отказывается это делать, на него обрушивается шквал обвинений: «Почему ты бездействуешь?» Или, если не дай Бог, кто-то из членов семьи поделился этой тайной, то он, конечно, понесет суровое наказание за это, потому что вся семья категорически против, чтобы это выносилось куда-то.
  3. Защищаясь от чувства вины, зависимая или созависимая семья, как правило, проецирует ответственность за ее пределы. Семья говорит: «Вот такая школа попалась, вот такие друзья были вокруг, государство не правильно все так выстроило, что наркотики везде продаются», то есть виноваты соседи, друзья, работа, школа, все, кто угодно. «Мальчик хороший, но попал в другую компанию», - обычно это так звучит. Естественно, до тех пор, пока семья не примет ответственность на себя и не поймет, что изначально первопричины лежат как раз в семейных отношениях, в семейном воспитании, человек продолжит употреблять наркотики или алкоголь.
  4. Накопление обиды у членов семьи и обида эта до сих пор не выражена. Когда употребляющий человек приходит домой, в отношении его, естественно, возникает гнев, злость, непринятие этого факта, что человек употребляет, еще и начинает что-то творить в семье. Человек ложится спать, наутро просыпается, а семья ведет себя так, будто бы ничего и не было, боясь спровоцировать очередную волну злости, боясь спровоцировать очередное употребление, то есть получается, что та обида, которая возникла, она абсолютно не отреагирована, она не высказана. Ситуация никак не обсуждается. Если же смотреть с правильной стороны, то отношения должны быть открытыми и честными. О своих чувствах необходимо говорить, если «меня не устраивает твое поведение, оно меня оскорбляет, оно меня унижает» – об этом необходимо говорить.

Как различить, когда семья начинает манипулировать за счет чувства вины, либо когда чувство вины правильное, которое помогает вернуться человеку на некий правильный путь? Как мы можем понять, где оно патологическое, а где рациональное? Когда хотя бы два человека в семье могут определить неправильное поведение, какие ценности оно нарушило. Если был нанесен ущерб, то необходимо выявить реальный ущерб, не просто надумать: «А вот ведь со мной могло что-то случиться», а какой реальный ущерб нанесен. Существует ли возможность исправить этот ущерб, если он выявлен. Зачастую скандалы разрастаются просто из-за мелочей каких-нибудь надуманных бытовых мелочей.

Если же человек уже попросил прощение, ущерб возмещен, то не нужно поднимать эту тему, не нужно снова к ней возвращаться. Это основные моменты, которые относятся к чувству вины.

Как мы уже говорили, всегда, когда есть патологическое чувство вины, оно было сформировано глубоко в детстве. То есть, родители несут это из своего детства, приносят это в свои семьи, где у них подрастают дети, «навязывают» это патологическое чувство вины своим детям, и даже это неосознанно происходит, просто, как стереотип поведения, как образ жизни. «Меня воспитали, что надо вот так вот делать, что нельзя вот так делать. И те же самые послания родители начинают вкладывать в своих детей. Конечно, человеку, который переполнен патологическим чувством вины, очень сложно его отследить, даже если он понимает, откуда это взялось, то очень сложно самостоятельно с этим справиться, потому что оно уже «вросло» в образ жизни, и, конечно, лучше обратиться к специалисту, который поможет разобраться. Главное найти здоровую стратегию поведения, вместо обвиняющего поведения».

Фото constructorus.ru